• Статьи

Коронавирус замедляет

Кризисная ситуация заставляет задаваться сложными вопросами. Главный из них: как изменится наша жизнь в результате эпидемии?

qr-code
Коронавирус замедляет

В происходящем пытаются разглядеть необратимое. Интуиция подсказывает, что-то уйдет навсегда, что-то вернется на свое место, но что именно, никто не готов утверждать. Но в предположениях недостатка нет. После десятка просмотренных комментариев ученых и экспертов все попытки предсказать недалекое будущее принимают вид своеобразного соревнования. В прогнозах описываются новое государство, применяющее новые средства контроля, новые медицина и здравоохранение – гибкие и высокотехнологичные, справляющиеся с эпидемиями, новое образование, которое реализует давнюю мечту реформаторов в этой области – масштабный переход на онлайн-платформы. 

Однако главные изменения в нашей жизни связаны не с этими институтами. Существенно то, как происходящее затрагивает нашу обыденную жизнь. Повседневность основывается на конфигурации пространственно-временных дистанций. Об изменениях в восприятии и использовании пространства говорят чаще, чем об изменениях временной перспективы: мы стали рефлексивно относиться к физической дистанции, постепенно примиряемся с тем, что дом и работа помещаются за одним кухонным столом и что расстояние, которое мы ежедневно преодолеваем, – это одно и то же расстояние между холодильником и монитором. А что время? Время замедлилось. Карантин преобразовал динамизм городской жизни. Не нужно спешить на работу или в детский сад. Нет опозданий, потому что нет встреч. Нервный дорожный трафик – олицетворение городского ритма – рассеялся. Те, кому удается постепенно справиться с тревогой из-за угрозы заражения, стали ощущать свободу от стресса «мирной» жизни. Кроме того, возникло ощущение освободившегося времени. 

Эпидемия проделала брешь в нормальном потоке жизни и разделила его на «до» и «после». Стремление заглянуть вперед, предвидеть пик эпидемии и ее спад, показывает, что значение имеет не время эпидемии, а время, которое наступит после нее, время нормальной жизни, или рутины. Какой будет эта обновленная рутина? Карантин оказался переходом между значимыми отрезками жизни, таким же, как перерыв между рабочими встречами.

В СМИ обсуждают открывающиеся в этой связи возможности, но, как блестяще показал полвека назад социолог Эрвин Гоффман, освободившееся время – это убитое время, обычно его проводят бесцельно. Прошла неделя дома, и от вопросов, как защититься от вируса, мы переходим к вопросам, как провести свободное время. Уже слышатся жалобы, что нечем заняться. Карантин – это пауза, предполагаемые последствия которой мы осознаем, когда говорим об экономике, но пока не осознаем их в отношении повседневной жизни. 

Движения за замедление возникли еще в 1980-х. Замедление обычно противопоставляется режиму скорости современного капитализма. Капитализм сегодня притормозил, замедление случилось само собой, без участия его защитников. Но «перерыв» эпидемии закончится, и, видимо, придется разгоняться снова. Позволит ли опыт медленной жизни с тем же упорством поддерживать привычный для обычной жизни режим скорости? 

РАДИК САДЫКОВ. ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2020 Фонд Общественное Мнение