• Статьи

Лонгитюд как образец совместного методического творчества и командной работы

С 2012 года в России проводится масштабное лонгитюдное исследование по изучению траекторий молодых людей в образовании и профессии. В момент запуска респонденты были еще учениками школ, расположенных в половине регионов страны (42 субъекта Федерации). Сейчас это уже взрослые люди, отучившиеся в вузах или средних профессиональных учебных заведениях и разъехавшиеся по всей стране и даже по зарубежью. Инициатором проекта является Высшая школа экономики. С 2012-го по 2018 год прошло уже семь волн лонгитюда. В 2013 году к проекту подключился ФОМ, и с тех пор он является бессменным партнером ВШЭ по организации методической и полевой частей исследования.

qr-code
Лонгитюд как образец совместного методического  творчества и командной работы

Результаты исследования размещены на открытом веб-ресурсе (https://trec.hse.ru), поэтому интерпретация содержательных данных и аналитика доступны любому исследователю. Преимущественно интерпретацией занимаются социологи из Высшей школы экономики.

ФОМ же, будучи организатором поля, сосредоточился на методической рефлексии. В 2018 году вышла книга «Методологический опыт ФОМ в лонгитюдных исследованиях». В книге раскрывается специфика лонгитюдного исследования на фоне стандартных массовых опросов, обобщается пятилетний опыт ФОМ и Партнеров, рассказывается о методических находках, технических решениях, позволяющих каждый раз устанавливать контакт с респондентом и в итоге удерживать всю панель от «осыпания».

Если бы исследование проводилось исключительно силами ФОМ, то можно было бы ограничиться описанием специфики метода. Здесь работала бы следующая логика. Исследовательская организация – это такой единый организм, монолит: на входе – задача, на выходе – результат. Что происходит внутри, помимо выработки и реализации правильного метода и эффективной техники исследования, не представляет особого интереса и не имеет значения.

Но дело как раз в том, что ФОМ проводит это исследование не в одиночку, а со своими Партнерами. И описанная выше выработка правильных и эффективных методических и технических решений – это результат совместного творчества, совместной работы. А значит, можно и важно взглянуть здесь не только на то, какие эффективные решения были разработаны, но и на то, как они возникли. Какие организационные решения были использованы, чтобы интенсифицировать обмен информацией между региональными Партнерами, вовлеченными в проект? Как удалось не дать потеряться придуманным в регионах решениям, подмеченным затруднениям, проблемам? 

Мы попробовали порассуждать на эту тему и с этой целью в январе 2019 года разослали нашим Партнерам письма с просьбой поделиться своими мыслями и попытаться ответить на вопрос «Как у нас это получилось?». В результате получился уже не методический, а мета-методический, или организаторский, отчет.

1. Выход за рамки формата «Заказчик-Исполнитель» и создание дружелюбной рабочей среды. Создание команды

Первое, что отмечали коллеги и что действительно является первым и по порядку, и по важности, – это создание эффективной рабочей среды. Такой среды, где между сторонами происходил бы обмен мнениями, сомнениями, предположениями и находками, а также эмоциями: радостью от успехов и горечью неудач.

Очевидно, что в стандартизированных исследованиях, где от исполнителя требуется в промышленном объеме и с промышленной ритмичностью выдавать опросный продукт, такой формат отношений между сторонами заказа представить себе сложнее. Исполнитель не может выйти за ролевые рамки и признать, что у него что-то не получается, что он что-то не знает или в чем-то сомневается.

В случае же с лонгитюдом именно трудности и сам процесс поиска решений представляли главную ценность. На наш взгляд, основной вклад в то, чтобы в лонгитюде сформировались такие доверительные отношения между ФОМ и Партнерами, внёс сам объект исследования. Всё-таки обычно опрашиваемые единицы взаимозаменяемы: не получилось опросить одного, опросим другого с такими же характеристиками. А здесь каждый респондент уникален, его ценность повышенная, и она растет с каждым годом. Такое бережное отношение к участникам проекта порождает у исследователей готовность говорить о собственных затруднениях, и задача каждого нормального заказчика поддержать такой разговор, изучать возникающие трудности, совместно находить решения и в итоге снять затруднения не только одного конкретного исполнителя, но и всей команды. Что и было сделано.

Справедливости ради следует сказать, что ФОМ всегда открыт для обсуждения методических проблем. Это отмечают в переписке, посвященной тому, как у нас это получилось, и сами Партнеры:

«С вами всегда приятно работать, никакого раздражения, повышения голоса, всегда спокойно выслушиваете. Это тоже немаловажный фактор. У нас есть заказчики, которым лишний раз боишься позвонить, и это очень осложняет работу».

Нижегородский Центр Маркетинговых Исследований

Как ценность и незаменимость единицы исследования влияет на формирование доверительной среды? На этот вопрос, наверное, могли бы точнее ответить социальные психологи, специалисты по малым группам, но в самых общих чертах механизм здесь, по всей видимости, срабатывает следующий.

В ситуации с обычным опросом неудача с поиском респондента и проведением результативного интервью воспринимается пусть и негативно, но всё же как более или менее рядовое событие, заложенное в технологию. Она не вызывает сильных эмоций.

Другое дело – невозможность опросить «того самого респондента». Того самого, которого опрашивали в прошлом и позапрошлом годах. К нему уже прикипаешь душой. Если переходить на язык ролевой теории, то в случае со стандартными опросами гораздо легче отделить свое экзистенциональное «я» от продукта, чем при реализации лонгитюда. И нет права на ошибку, как у сапера. Неудача расценивается как что-то очень личное, вызывающее сильные переживания. Настолько сильные, что они способны пробиться через ролевую дистанцию. И дальше срабатывает то, что психологи называют групповой динамикой, – многочисленные взаимодействия участников группы по поводу возникшей проблемы, удач и неудач, формируется групповая сплоченность.

Недаром в своих ответах на вопрос «Как у нас это получилось?» почти все ответившие Партнеры использовали слова типа «команда», «вместе», «в связке» и т.п.

2. Долгое время стоит статус «в работе»

Технически взаимодействие ФОМ с Партнерами со временем выстроилось следующим образом. В самом начале не было никаких общих инструментов кроме Базы контактов респондентов (БКД) и Карточки респондента (КР). Для первой волны, которая проходила в учебных заведениях, большего не требовалось.

По результатам опроса формировали КР на «отказников», «потеряшек» и т.д.  Со временем сформировался документ с длинным названием «Форма заполнения регионами результатов поиска» (ФЗР), где помимо последних данных по респонденту отмечался его статус – «опрошен/отказ/в работе» и др. И если долгое время стоял статус «в работе», то координатор проекта из полевого отдела ФОМ связывался с Партнерами и уточнял причины затруднений.

3. Рассылка списков часто задаваемых вопросов и ответов на них

Если об определенном типе затруднений сообщали сразу несколько Партнеров, полевой отдел ФОМ в сотрудничестве с обнаружившими проблему регионами вырабатывал решение и рассылал его по всем Партнерам, участвующим в проекте. Если же из разных регионов поступали сигналы о разных проблемах, то рассылалась рекомендация не по одному вопросу, а по целой группе вопросов. Часто решение находили сами Партнеры и делились с ФОМ, который, в свою очередь, делился «открытиями» с регионами.

4. Разработка вопросника для Партнеров

На протяжении всех волн лонгитюдного исследования ФОМ вел методическую работу по обобщению и анализу опыта каждого региона, который принимал участие в исследовании. И после 4-го этапа Национальной панели (НП) ФОМ обратился к регионам с просьбой выступить в качестве экспертов и ответить на вопросы, а также в свободной форме описать свой опыт. Результатом собранных материалов стали «Методические рекомендации. Лонгитюдное исследование "Траектории в образовании и профессии". Подготовка к полевым работам НП 5». Презентация материалов была направлена всем Партнерам.

Постепенно сотрудники ФОМ ввели практику рассылать коллегам небольшой вопросник, в котором просили поделиться обнаруженными проблемами и решениями. И после НП 5 ФОМ попросил выступить экспертами уже не только самих региональных Партнеров, но и тех региональных интервьюеров, которые вели опрос не один год. Важно и то, что ответить на вопросы просили и до начала очередного этапа, и после. Этот опыт обобщался и превращался в методическое пособие «Национальный панельный лонгитюд "Траектории в образовании и профессии": анализ методического опыта.  Подготовка к полевым работам НП 6». Презентация высылалась также всем Партнерам.

5. Радость детективных находок и групповая динамика

Очень хотелось отметить, что для обеспечения контактов с респондентами интервьюерам приходилось проделывать поистине детективную работу. Находить людей в соцсетях, связываться с одноклассниками, с родственниками, собирать досье. Возникающие здесь препятствия и их преодоление вызывали у вовлеченных в проект людей эффект нахождения на эмоциональных американских горках. И радостью от результативного контакта после долгих и безуспешных попыток связаться с респондентом участники проекта стремились поделиться друг с другом и с сотрудниками ФОМ. Это еще больше укрепляло взаимное доверие, способствовало формированию чувства локтя, командного духа.

Более того, обнаруживалось, что коллеги обменивались информацией не только с центром, но и напрямую. Это, конечно, скорее индикатор качества групповой динамики, чем фактор успеха. В конце концов, число этих горизонтальных взаимодействий было небольшим и не могло заменить собой централизованную подачу сконцентрированного методического опыта. Но все же это говорящий факт.

6. Раскрытие в себе новых способностей

Необычность материала, с которым приходилось работать интервьюерам, необычность методики, наличие в ней детективной составляющей привело к тому, что многие интервьюеры как бы заново узнавали, на что они способны. В некоторых командах на местах спонтанно установилось разделение труда: один умеет лучше искать информацию, готовить досье, другой – общаться с родственниками, друзьями искомого информанта, третий силён собственно в том, чтобы задавать правильные вопросы и создавать правильный фон для коммуникации с самим респондентом, четвертый оказался наиболее эффективен в обобщении методических приемов и формулировании готовых рецептов действия или описании затруднений.

Такое выстраивание новых для себя форматов исследовательской работы, переопределение своей роли в федеральном проекте с «регионального исполнителя» на полноправного соавтора также повлияло на успешность проекта.

Завершая рассуждения об организаторском аспекте лонгитюда, о командных эффектах в этом типе исследований, хочется отметить, что эта работа на самом деле еще продолжается.

Да, вышла книга, фиксирующая наш совместный опыт на определенном участке этого исследования, дающая некоторую стандартизацию методики. И это значимый результат, большой прорыв! Но объект нашего исследования взрослеет, изменяется. Меняется и жизнь вокруг. В дополнение к  мобильным телефонам и электронной почте, которые когда-то были предпочтительными средствами связи, появились социальные сети, затем – мессенджеры. Завтра возникнет еще что-то новое. Меняется этикет общения на расстоянии. Меняются рынок занятости и другие привычные реалии жизни. Появляются новые методические темные пятна, требующие прояснения. А значит, со временем, медленно, но неизбежно книга отстанет от реальности жизни. А значит, работа по поиску подходов к респондентам будет идти нон-стоп.

По сути, команда ФОМ + Партнеры, работающая над лонгитюдным проектом, – это такая единая распределенная методическая лаборатория, отрабатывающая методы и техники вхождения в контакт с респондентами, техники коммуникации, направленной на сохранение панели.

Важно, чтобы координирующий центр этой лаборатории оставался человечным. Открытым для приема не только фактуальной информации (о готовности интервью, о завершении работ на определенном участке поля), но и информации сопроводительной, в том числе в виде эмоций, междометий, описаний проблем. Готовым дать обратную связь в виде советов, в виде инструкций или даже в виде целых книг, показывая Партнерам, что их сигналы не остаются неуслышанными. Только такой центр способен выступать эффективным диспетчером методических смыслов от региональных исследователей. И ФОМ приложит все усилия, чтобы продолжить выполнять эту работу на таком же высоком уровне, на каком наши Партнеры ведут коммуникацию с респондентами.

А что дальше? А дальше – НП 8_2019.

Нелля Абдулхаерова. ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2020 Фонд Общественное Мнение