• Репортажи

Совместная работа Банка России, ФОМ и Партнеров по поддержанию низкой инфляции

Последние 10 лет ФОМ совместно со своими Партнерами проводит для Банка России мониторинговое исследование «Измерение инфляционных ожиданий и потребительских настроений на основе опросов населения». В партнерском сообществе этот проект называют «Финансовое поведение» или сокращенно «Финповедение». Партнеры отмечают, что интервьюеры на нем нередко сталкиваются с трудностями. Действительно, говорить с респондентами на финансово-экономическую тему сложнее, чем про политику или просто «про жизнь», анкета не самая динамичная. А тем временем, данные, получаемые (или даже правильнее сказать «добываемые») нами в ходе этого исследования, используются для принятия решений самого высокого уровня. Для решений в прямом смысле влияющих на жизнь всей страны, включая и нас самих. Речь идет о решениях по изменению ключевой ставки. Конечно, они принимаются не только на основе социологических данных – Банк России собирает обширную статистику, используя разные источники и каналы информации, – но и ожидания людей, измеряемые в ходе нашего опроса, также берутся в учет. Проблема статуса социологических данных в структуре данных Банка России была в фокусе внимания ХХ Апрельской конференции Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Аналитик ФОМ Наталья Гашенина, участник команды, ведущей этот проект, рассказывает об этом событии.

qr-code
Совместная работа Банка России, ФОМ и Партнеров по поддержанию низкой инфляции

Проект ФОМ и Банка России «Измерение инфляционных ожиданий и потребительских настроений на основе опросов населения» обсуждался на ХХ Апрельской конференции Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики». Апрельская конференция НИУ ВШЭ – знаковое событие в научном мире. Каждый год, начиная с 2000 года, она собирает в стенах Школы ведущих российских и зарубежных ученых и практиков из множества отраслей экономических и социальных наук. На конференции Банк России традиционно организует различные мероприятия, одно из них – круглый стол «Где бросят якорь инфляционные ожидания?» – проходило 11 апреля в главном здании НИУ ВШЭ.

Банк России

Банк России (Центральный банк Российской Федерации, ЦБ РФ, Центробанк) – главный банк страны, банк банков, реализующий совместно с Правительством РФ единую денежно-кредитную политику, занимающийся регулированием деятельности всех субъектов финансового рынка, в том числе коммерческих банков, работающих, в свою очередь, с населением и предприятиями. Согласно ст. 75 Конституции России, основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти – защита и обеспечение устойчивости рубля. Эту функцию, согласно статье 34.1 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)», он реализует посредством поддержания ценовой стабильности, т.е. сохранения покупательной способности денег за счет стабильно низкой инфляции.

В обсуждении принимали участие представители Банка России, бизнеса и научного сообщества. Особая важность этой темы, которая в этом году обсуждалась и на других сессиях Апрельской конференции, обусловлена тем, что Центробанк постоянно использует данные об инфляционных ожиданиях рыночных субъектов в своих решениях об изменении ключевой ставки и при прогнозировании развития экономики. Размер ключевой ставки непосредственно влияет на ставки по вкладам и по кредитам, и не так жестко – на курс национальной валюты.

Для того. чтобы иметь данные об изменении инфляционных ожиданий, Банк России с 2009 года заказывает у ФОМ опрос населения по тематике инфляционных ожиданий и потребительских настроений, а также самостоятельно проводит аналогичные опросы среди предприятий.

Круглый стол открыл заместитель директора департамента денежно-кредитной политики Банка России Андрей Липин.

Восприятие динамики цен и прогнозов инфляции отличается в таких группах субъектов как профессиональные аналитики, бизнес и население. Наиболее сдержанными или, на языке регулятора, «заякоренными» являются инфляционные ожидания профессиональных аналитиков, которые оперируют абстрактными моделями и обладают полнотой информации. Представители бизнеса в последние годы также весьма сдержаны в оценках будущей инфляции, однако они в этих оценках бóльшую роль играет личный опыт. Самые «импульсивные» в своих инфляционных ожиданиях – простые граждане, для которых заметный рост цен всего лишь на один из значимых для них товаров может сказаться на общем прогнозе роста цен, даже если цены на другие товары не увеличивались.

Людмила Преснякова, директор проекта Финплейс ФОМ, стоявшая у истоков инициированного Банком России исследования «Измерение инфляционных ожиданий и потребительских настроений на основе опросов населения», рассказала о его специфике и результатах.

Проект начинался как ежеквартальный поквартирный опрос, а с 2014 года он перерос в ежемесячный. В репрезентативную общероссийскую выборку в каждом замере попадают 2000 человек. Выборка представляет все население страны по полу, возрасту, типу населенного пункта и федеральному округу. При разработке опроса ФОМ опирается на лучшие международные практики, однако постоянно приходится учитывать и российскую специфику, для чего проводятся дополнительные качественные и количественные исследования. Например, несмотря на то, что основной предмет исследования – инфляционные ожидания, в опросе очень редко используется сам термин «инфляция», так как россияне в большей массе до конца еще не понимают его значение, и их спрашивают о «росте цен». У граждан очень короткий горизонт планирования собственного бюджета, и, соответственно, прогнозирования динамики цен. Ключевые вопросы исследования: о месячном и годовом наблюдаемом росте цен и о прогнозах на аналогичные периоды. Из последних новшеств: попытка изучения признаков инфляции, которые лежат в основе прогноза населения. В принципе, россиянам чрезвычайно сложно отвечать на вопросы исследования, например, на вопрос о том, на сколько процентов, по их мнению, цены изменятся в следующем году, до трети опрошенных затрудняются ответить, но тем не менее, как отметила Людмила, те кто все же дает свою количественную оценку инфляции, отвечают «удивительно адекватно»: среднее (медианное) значение таких оценок очень тесно коррелирует с Индексом потребительских цен Росстата. Около четверти россиян говорят, что в своей обычной жизни они задумываются о будущей инфляции и пытаются ее оценить, при этом их оценки, выраженные в процентах, выше, чем у тех, кто инфляцию прогнозировать не пытается. При построении прогнозов опираются россияне в основном на собственный опыт, реже – на информацию из СМИ, а к аналитическим материалам профессионалов-макроэкономистов обращаются единицы.

Александр Исаков, главный экономист ВТБ Капитал, рассказал о том, «что думает рыночный аналитик об инфляционных ожиданиях», как они используются в бизнесе. Он отметил, что даже один из самых надежных имеющихся в распоряжении аналитиков опросов предприятий – опрос, проводимый Банком России, дает весьма противоречивые результаты, поскольку получаемые данные нельзя использовать в чистом виде.

Бизнесу, в отличие от населения, не задается вопрос, на сколько процентов вырастут цены, а только о том, ожидается ли ускорение инфляции. Ответы на такой сложный в последующей интерпретации вопрос приходится квантифицировать (пересчитывать с использованием специальных статистических процедур), и на сегодняшний момент нет методов квантификации, которые могли бы давать надежные результаты, которые аналитики с высокой эффективностью и уверенностью могли бы использовать в своих прогнозах. В частности, одна из проблем инфляционных ожиданий бизнеса очень близка аналогичной для населения – в основе их прогноза лежит в большей степени динамика текущей, наблюдаемой инфляции, а не реальный прогноз. Опросы ФОМ и профессиональных аналитиков, несмотря на то, что они, в отличие от предприятий, называют конкретную цифру, тоже несовершенны, поэтому «никто не берет инфляционные ожидания за чистую монету». Даже в странах, где инфляция таргетируется десятилетиями, инфляционные ожидания населения в два раза выше реального значения инфляции, измеряемой статистическими органами. Примерно то же самое мы видим и в России, хотя таргетирование инфляции у нас осуществляется лишь с 2014-го года. В заключение Александр посетовал на то, что в настоящее время инфляционные ожидания россиян в качестве прогнозного инструмента использовать в макроэкономических моделях не получается, однако изучать их необходимо, так как они свидетельствуют о качественных изменениях в экономических ожиданиях рыночных субъектов и дают ценную информацию аналитикам.

От лица академического сообщества на круглом столе выступил Сергей Слободян, научный сотрудник чешского исследовательского центра CERGE-EI, до недавнего времени руководивший департаментом экономики НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге.

Сергей Слободян говорил о сложностях в использовании получаемых ФОМ данных в научных исследованиях. Ученый делал упор в выступлении на необходимости ответа на вопрос «Что же население может предсказывать?». Результаты эконометрических расчетов, проведенных Сергеем Слободяном, еще раз подтверждают тезис об адаптивности инфляционных ожиданий россиян. Это видно по тесной связи показателей инфляционных ожиданий и наблюдаемой населением инфляции. Обычные люди, в отличие от аналитиков и экономистов, строя прогноз о будущей инфляции, опираются преимущественно на свои знания об их изменении в прошлом. Сергей также считает важным необходимость ответа на вопрос, что же население понимает под категорией «инфляция», поскольку, по его мнению, «инфляция, измеряемая ФОМ, – это вовсе не инфляция», а некий индикатор того, «насколько хорошо или плохо жить респонденту». Эти умозаключения хорошо соотносятся с результатами анализа качественных и количественных данных, получаемых социологами ФОМ в рамках проекта по изучению инфляционных ожиданий, и показывающими, что население воспринимает инфляцию как неотъемлемую часть своей повседневной жизни.

Поднятые в ходе обсуждения проблемы показали, что «экономическая картина мира» «в головах» людей, и то, как эта картина влияет на озвучиваемые респондентами ответы и на их реальное потребительское поведение, требует дальнейшего изучения. О потребности в таких исследованиях говорил и Андрей Липин в ходе дискуссии, последовавшей за выступлениями участников.

Однако для углубленных исследований аналитикам нужен максимально широкий спектр данных. По мнению Сергея Слободяна, обобщенных результатов исследования, публикуемых Банком России на своем сайте, недостаточно для глубокого понимания и получения достоверных результатов, которые могли бы убедить ученых и практиков в обоснованности выводов. Как следствие – результаты эконометрических расчетов, сделанных при подготовке к выступлению, ученый так и не решился показать, поскольку они не убедили его самого. Оба последних спикера в своих выступлениях делали упор на то, что на сегодняшний момент со стороны научного сообщества и рыночных аналитиков существует запрос к Банку России о публикации микроданных исследований ФОМ, то есть данных об ответах каждого респондента, разумеется, в обезличенном виде.

Участники дискуссии сошлись в одном: совместный проект ФОМ и Банка России на сегодняшний день – единственное российское исследование, которое позволяет делать выводы о динамике инфляционных ожиданий и потребительских настроений населения в России. От его качества зависят решения, которые принимает регулятор в своей деятельности по регулированию финансового рынка и экономики в целом.

Развернутые отчеты ФОМ и динамику изучаемых нами инфляционных ожиданий населения Банк России публикует в специальном разделе своего официального сайта.

НАТАЛЬЯ ГАШЕНИНА. ФОМ

Поделитесь публикацией

  • 0
  • 0
  • 0

Подпишитесь, чтобы получать лучшие статьи на почту

Нажимая кнопку, я соглашаюсь с обработкой моих персональных данных и Политикой конфиденциальности

© 2020 Фонд «Общественное мнение»